Меню
12+

ЧАСТВЭСТ.РФ

13.11.2021 10:39 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Работа опасная, оплата условная

«Душевных порывов уже нет, есть понимание важности и ответственность», — говорят дружинницы.

На фото:

Светлана Бычкова и

Наталья Зотова

Н а днях в соцсетях района промелькнула жалоба на действия частинской народной дружины, поднялась волна обсуждения. Аудитория разделилась на сторонников и противников. Кто-то считает, что дружинницы слишком много себе позволяют, кто-то — что они молодцы, не оставляют улицы без присмотра. А кто-то предложил заменить женщин-дружинниц на молодых и здоровых парней и... поинтересовался оплатой такого общественного труда.

Были и такие, кто посоветовал редакции прогуляться с патрулем на досуге.

Что мы и сделали...

Попробуем разобраться в работе народной дружины, «погуляв» с ними вечер: в чем заключается их труд, с кем приходится встречаться темными вечерами и сколько платят дружинникам за их активную гражданскую позицию и желание приносить пользу людям?

Н а днях в соцсетях района промелькнула жалоба на действия частинской народной дружины, поднялась волна обсуждения. Аудитория разделилась на сторонников и противников. Кто-то считает, что дружинницы слишком много себе позволяют, кто-то — что они молодцы, не оставляют улицы без присмотра. А кто-то предложил заменить женщин-дружинниц на молодых и здоровых парней и... поинтересовался оплатой такого общественного труда.

Были и такие, кто посоветовал редакции прогуляться с патрулем на досуге.

Что мы и сделали...

Попробуем разобраться в работе народной дружины, «погуляв» с ними вечер: в чем заключается их труд, с кем приходится встречаться темными вечерами и сколько платят дружинникам за их активную гражданскую позицию и желание приносить пользу людям?

Было 11, стало 3?

Сбор народных дружинников проходит около здания администрации в пять часов вечера. Подходят двое: Елена Зотова и Светлана Бычкова, иногда в патруле ходят представитель администрации и полицейский. Сегодня нет ни того, ни другого.

Вообще, объясняют мои спутники, в Частинском округе остались всего 3 дружинника, а точнее, дружинниЦЫ, одной из которых больше 60 лет и в данное время находится на самоизоляции.

- Раньше в каждом поселении было по 10 народных представителей охраны общественного порядка. Сейчас, когда район преобразовался в округ, по рекомендации края, осуществлять эту деятельность может не больше 6 человек, — поясняет Светлана Бычкова.

По магазинам и по улицам

Мы начинаем рейд по магазинам, проверяем покупателей и продавцов на наличие масок. Первый на очереди «Магнит-Косметик», заходим внутрь, продавцы все в масках. Ни одного покупателя нет.

- В первые дни, когда объявили локдаун, здесь было не протолкнуться, — говорят дружинники, — шли за средствами гигиены, посудой, и чайниками...

«Предлокдаунная паника», наверное. Ведь QR-кодов нет у многих жителей.

Дальше по порядку «Ромашка», аптека, «Гудвин», ни в одном из перечисленного покупателей не встретили. Хотя по времени люди с работы должны идти, в магазины заходить.

- Наверное, после изоляции идти никуда не хочется, да еще и QR-коды ввели, — предполагают дружинники.

Наконец в магазине «Агат» встречаем покупателей. Человек 6, все в масках.

Далее заглянули на автовокзал, людей нет. Видимо, совсем недавно прошла уборка — пахнет хлоркой.

В аптеке тоже никого. В продовольственных магазинах «Теремок» и «Пятерочка» все покупатели в масках.

Проходя мимо здания бывшего поселения, через окно дружинники увидели работников ныне обосновавшегося там «переписного пункта» без масок. Зашли сделать замечание.

Обошли магазины на рыночной площади, покупателей не так много и все в масках.

В продовольственных магазинах «Кузовок», «Колобок», «ООО АЙС продукты» тоже все в порядке. Видимо, за два года пандемии люди уже привыкли к ношению масок в общественных местах. А кто-то и вовсе признается, что теперь без маски чувствует себя «голым».

... и трудным семьям

За 2-2,5 часа дружинники обходят практически все магазины Частых.

С 21:00 до 24:00 у них снова рейд по улицам села.

- Основная часть нашей деятельности это патрулирование. Следим, чтобы подростки не ходили по улицам после 22:00 часов в зимнее время, в летнее — после 23:00. Чтобы не было распития спиртных напитков в общественных местах.

Посещаем семьи, находящиеся в социально-опасном положении, а также несовершеннолетних, состоящих на учете.

Для этого специально два раза в месяц выделяем время и идем по людям, проводим с ними профилактическую работу, беседуем. Мы все эти семьи уже знаем близко, знаем о чем и с кем говорить.

Некоторые, конечно, первоначально принимают нас в штыки. Есть семьи, которые осознают то, что они действительно правильно и правомерно поставлены на учет. Адекватно все воспринимают, разговаривают.

Еще года два назад было такое, что из восьми семей в трезвом состоянии заставали только три. Сейчас все иначе. Недавно проходили шесть семей все были трезвые, со всеми удалось пообщаться.

При посещении людей мы пишем рапорт, который прикладывается в их дело.

Также дружинники вместе с полицией осуществляют административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы.

Спасая пьяных

Иногда во время рейдов по улице приходится спецслужбы вызывать, если, например, кому-то медицинская помощь нужна, к примеру, пьяным, замерзшим на улице.

Была такая ситуация, мы тогда еще с Татьяной Ивановной Юдиной дежурили, — рассказывает Светлана Бычкова. — Поздняя осень была, градусов минус 20, мы шли в сторону больницы, на перекрестке улиц К.Маркса и Горького останавливается машина, водитель говорит: «Там на обочине кто-то валяется, не знаю, живой или мертвый». Дверку захлопнул и уехал.

Мы бегом в ту сторону, которую указал мужчина, метров через 300 на обочине лежит молодая женщина в тонком плаще, почти расстегнутая, в тоненькой шапочке и резиновых сапогах.

Я говорю: «Если не дышит, не подхожу, если живая — будем спасать». Женщина оказалась живая, мы ее смогли привести в чувства, узнали, где живет, и отвели домой. Муж этой женщины спал.

В квартире сидели два амбала, пили спиртное. Мы попросили их покинуть помещение. Уложили женщину в постель. Она была в сильном алкогольном опьянении, сказала, что жить не хочет, что пошла пешком в Гари...

Так мы спасли эту даму. На учете я ее не наблюдала, значит, все у нее хорошо.

А один раз на Троицу мы вообще чуть ли не целый день пьяных подбирали.

Еще один случай был на горе. Мы подобрали пьяного мужчину, его чуть машина не сбила, привели домой. Он был просто одним комком грязи, резинки в штанах полопались.

Потом его родственница у меня и спрашивает, вы откуда это с ним приехали? И такое бывает, — смеется Светлана Бычкова.

По словам дружинников, нынче они самостоятельно выявили семь продаж алкоголя несовершеннолетним.

По идее, у любого гражданина есть право сделать контрольную закупку, если факт продажи спиртных напитков детям подтверждается, делается сообщение в полицию и та уже разбирается дальше.

Работа без выходных, а оплата условная...

За вечер общественники проходят от 6 до 10 км, домой возвращаются уже в первом часу ночи.

Работают без выходных, ведь пока их двое, объем работы увеличился.

- У нас нормировано отработать 1440 часов в год — это получается 120 часов в месяц. Денег здесь не заработаешь, финансирование условное. Причем со следующего года его обещают сбавить еще наполовину. Это ведь общественная работа. Добровольная.

Однако несмотря на это со следующего года дружинники будут рады принять двоих человек в свой отряд, один частинец уже изъявил желание.

И на сторону Бабки-Ножовки нужны два человека, лучше мужчины. Для безопасности ходить нужно хотя бы вдвоем.

- У нас случай был. К нам подбежал мальчик и говорит: «Меня сейчас дяденька чуть не убил, спасите меня». Мы пошли следом за мужчиной, на которого указал мальчик. Он неадекватный, мы вызвали полицию, его забрали. Оказывается, у мужика «белочка» была.

Конечно хотелось, чтобы дружинников было как можно больше, но такое давление, которое испытываем мы, мало кто вынесет. Например, если задерживаем подростка в алкогольном опьянении, для его родителей, родственников, друзей автоматически становимся недругами.

Начинают с нами ругаться, оскорблять, писать в соцсети...

Но есть и положительные моменты. Многие люди выражают благодарность.

К примеру, пришел как-то отец с дочкой на комиссию по делам несовершеннолетних и сказал нам большое спасибо. «Мы, говорит, разговаривали с дочерью и по-хорошему, и по-плохому. Она все равно делала все по-своему, приходила поздно. Сейчас, после того, как вам попалась, строго в девять часов дома, занимается».

Многие подростки, с которыми мы имели дело, уже повзрослевшие, у некоторых есть свои дети, они частенько останавливаются с нами, разговаривают. Новое поколение, которое подрастает, все здороваются, это приятно...

За полтора часа рейда с дружинниками я замерзла и устала.

И если честно, что касается лично меня, ни за что бы не согласилась тратить личное время на не самые приятные прогулки по Частым для встречи с нарушителями, с риском для жизни и за какую-то условную оплату...

Что же заставляет этих женщин соглашаться на такой ОБЩЕСТВЕННЫЙ ТРУД?

- Сейчас уже нет душевных порывов. Есть план, который нужно отработать, и есть обязанность — сохранить то, что наработано за столько лет, — отвечает Светлана Бычкова. — Есть ответственность перед обществом и понимание, что если мы уйдём, то никто не горит желанием нас заменить.

У нас большая практика взаимодействия с правоохранительными органами, администрацией округа. Теперь уже не изо дня в день, а из года в год. На сколько нас хватит, столько ещё поработаем. Всё держится на тонкой ниточке, которую стараемся не порвать.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

92