Меню
12+

ЧАСТВЭСТ.РФ

18.06.2021 20:26 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Анатолий Кочкин: "Медицина стала другой"

В детстве он мечтал стать летчиком. Но судьба распорядилась иначе. За его плечами почти 35 лет медицинского стажа Стоматолог, отоларинголог, анестезиолог, инфекционист. Был главврачом, председателем врачебной комиссии, заместителем главного врача по лечебной работе, председателем профкома.

Анатолия Николаевича Кочкина в районе знали все. Его фамилия была нарицательной для ребятишек с «ухогорлоносными» проблемами.

«Мне всегда нравилось помогать людям, и меня никогда не покидало высокое чувство ответственности за любое мое действие, ведь от меня напрямую зависело здоровье человека», — говорит сам врач.

Уже почти два десятка лет Анатолий Николаевич на заслуженном отдыхе. С удовольствием занимается рыбалкой. А вот охотиться перестал. Животных убивать жалко.

О том, почему раньше медицина в селе была лучше, накануне Дня медицинского работника от врача старой закалки в нашем интервью.

Анатолий Кочкин: "Медицина стала другой"

В детстве он мечтал стать летчиком. Но судьба распорядилась иначе. За его плечами почти 35 лет медицинского стажа Стоматолог, отоларинголог, анестезиолог, инфекционист. Был главврачом, председателем врачебной комиссии, заместителем главного врача по лечебной работе, председателем профкома.

Анатолия Николаевича Кочкина в районе знали все. Его фамилия была нарицательной для ребятишек с «ухогорлоносными» проблемами.

«Мне всегда нравилось помогать людям, и меня никогда не покидало высокое чувство ответственности за любое мое действие, ведь от меня напрямую зависело здоровье человека», — говорит сам врач.

Уже почти два десятка лет Анатолий Николаевич на заслуженном отдыхе. С удовольствием занимается рыбалкой. А вот охотиться перестал. Животных убивать жалко.

О том, почему раньше медицина в селе была лучше, накануне Дня медицинского работника от врача старой закалки в нашем интервью.

Родился Анатолий Кочкин в Кировской области, в поселке городского типа Песковка (раньше там было градообразующее предприятие — чугуноплавильный, железоделательный завод), в многодетной рабоче-крестьянской семье.

После окончания школы пять лет отработал на заводе токарем. В 1964 году поступил в Пермкий мединститут на стоматологический факультет. На четвертом курсе встретил девушку своей мечты — Антонину, студентку пединститута. Вскоре молодые люди сыграли свадьбу.

После окончания института по распределению Анатолий попал в Новосибирскую область, село Баган. Год отработал стоматологом, потом молодому специалисту предложили должность заместителя главврача. В Минске Анатолий Николаевич прошел специализацию ГИДУВ по организации здравоохранения. Затем специализацию врача-анестезиолога. Совмещал работу замглавврача и анестезиолога в хирургическом отделении.

- В 1978 году мы переехали на родину жены в Кунгур. Мне предложили работать там ЛОРом. На базе Пермской областной больницы прошел специализацию.

А весной в Кунгуре случилось наводнение. Дома в буквальном смысле плавали, у тещи вода стояла до середины форточек. Люди как могли спасались, некоторые на чердаке отсиживались, у кого родственники на горе жили — переезжали к ним. Нам квартиру обещали, вторые на очереди были. После наводнения первыми стали участники войны.

Я тогда поехал в здравотдел, там мне предложили на выбор работу в двух районах: Частинский и Чердынский. Второй не понравился — лагеря кругом. Мы выбрали Частые. Здесь нам сразу дали квартиру, в которой мы живем и сейчас.

В те годы центральная районная больница была размещена в нескольких местах. На месте нынешней районной больницы стояла небольшая деревянная поликлиника, неподалеку довольно приличное здание инфекционного отделения. Администрация больницы располагалась в здании санэпидемстанции. Поликлиники также были в зданиях СПТУ и общежитии, там же был рентгенкабинет. Неудобно было как для больных, так и для сотрудников.

Здание ЦРБ тогда было на стадии завершения строительства. Конечно, качество постройки оставляло желать лучшего — в окна дуло, материалы плохого качества... Но то, что всё будет находиться в одном месте, превысило отрицательные моменты. Мы с сотрудниками сами сделали ремонт, расставили мебель, и все отделения переехали в общее здание. Еженедельно проходили субботники. Все сотрудники принимали активное участие в благоустройстве уличной территории. В течение двух лет сажали деревья вокруг больницы.

Я начал работать главным врачом и по совместительству анестезиологом в хирургическом отделении. Это было трудное время, но коллектив собрался хороший: Михаил Михайлович Плотников, Владимир Леонидович Лаврентьев, операционная медсестра — Вера Ивановна Кураш. Терапевты: Татьяна Сергеевна Усталова, Владимир Николаевич Наумов. Гинеколог — Людмила Александровна Постникова, стоматолог Борис Геннадьевич Маслов, невропатолог Сергей Владимирович Лузин, хирург Александр Салимович Загидуллин, его жена — акушер-гинеколог Ирина Александровна, чета Савосиных Тамара Степановна и Андрей Александрович.

В прививочном кабинете работала Тамара Григорьевна Артемьева, медсестра Надежда Евдокимовна Кузнецова, процедурный кабинет — Галина Анатольевна Терехина, мой заместитель в ЛОР-кабинете — Людмила Алексеевна Зотова. Также заведующие отделений в периферии: Алла Михайловна Коржина в Бабке, Николай Иванович Плешков в Ножовке, Александр Васильевич Рязанов в Меркушах. С этими и многими другими замечательными врачами я имел честь работать.

В должности главного врача Анатолий Николаевич отработал 5 лет и 19 лет врачом- оториноларингологом (ЛОР).

- С должности главврача ушел сам, можно сказать, устал, — признается он. — Раньше ведь полностью всеми вопросами занималась администрация больницы. Да и работа неблагодарная. Если строго спрашиваешь, ты нехороший, если слабо, значит, распустил всех.

- Анатолий Николаевич, как Вы относитесь к современной медицине и оптимизации?

- Современная медицина уступает медицине, которая была раньше, по всем параметрам. Возьмем хирургию. Раньше в нашей больнице проводили довольно много операций: и на желудке, и камни удаляли, и на костях (переломы) проводили, штыри вставляли. А сейчас ничего не делается, никакой хирургической деятельности. Пациентов отправляют в другие больницы. Стационарного лечения практически нет. Коек было 130, осталось 31.

Приведу такой пример. У моего соседа ночью случился инсульт. Скорая приехала, загрузили и увезли его в Краснокамск. Он был в сознании, разговаривал, мужик крепкий, хоть и пенсионер. Ухаживать за ним никого из родственников в больницу не пустили из-за коронавируса. Хотя такие пациенты требуют особого ухода. Надо повернуть, массаж сделать, накормить вовремя... Через несколько дней соседа перевели в реанимацию, вскоре он там умер.

Другой пример. Знакомый рыбак заболел. Его в больницу привезли, там осмотрели и домой отправили — коек нет. Ночью он умер. Много случаев, когда пациенты по дороге в больницу умирают.

Считаю, что оптимизация, которая проводилась государством, не пошла на пользу народу, как и медицинским работникам. Сейчас они практически не ведут больных в стационаре, это дисквалификация медработников, соответственно, и зарплата меньше. Считаю, что основной целью оптимизации была экономия средств.

Я с 2003 года не работаю в больнице, судить, конечно, трудно, но то, что я вижу сегодня, мне, скажем так, не очень нравится.

- На Ваш взгляд, почему в больнице не хватает врачей?

- Их и раньше не хватало, потому что в сельскую местность не все хотели ехать. Понимали трудности. Это и печное отопление, и заготовка дров, и «удобства» на улице. Хотя раньше было принудительное распределение, но некоторые выпускники мединститутов умудрялись избегать отправки в села.

Сейчас, наверное, то же самое, хотя и деньги дают за пятилетнюю отработку. Но что такое миллион? Даже квартиру не купить. А главное для человека — крыша над головой, работа по душе, ну и зарплата достойная. И потом, если врач настроен отработать и уехать, он и работает соответствующе...

- ЛОР-врач необходим в больнице?

- Буквально недавно разговаривал с Людмилой Алексеевной Зотовой. К ней обратились родители с просьбой помочь ребенку — вытащить рыбную косточку из горла. Но так как инструмента не было, помочь она ничем не смогла. Из-за такого пустяка ребенка, скорее всего, пришлось везти в соседний район, туда, где есть лор.

- Как относитесь к платной медицине?

- Раньше деньги Советский Союз зарабатывать умел и медицина была вся бесплатная. За переработку и работу в выходные дни платили в двойном размере.

Сейчас одно из достижений современной медицины — она платная. Например, катаракту убрать 12 тысяч рублей стоит, хотя операция несложная и по времени недолгая. Анализы и те многие платные. С каждым годом медикаменты дорожают. Что касается профессионализма врачей, не думаю, что в частные клиники идут обязательно профи...

Я после того, как ушел на заслуженный отдых, в больнице был только два раза — у стоматолога. Собирался пройти профосмотр, но тут как раз коронавирус.

- Раньше людей в дома отдыха и на санаторное лечение врачи направляли?

- Конечно, после профосмотра по рекомендации врачей людей направляли на лечение. Я многим пациентам выписывал справки на облегчение труда, например, если у человека тугоухость, а он работает на бульдозере — там шум, вибрация большая — это очень вредно. Так же по другим специальностям, например, гипертоникам нельзя ночные смены. А сейчас, если человек трудоустроился, то держится за место и ему не важно, какие у него болезни.

Раньше профсоюзы решали многие вопросы по защите прав трудящихся, охране труда и технике безопасности. Человек мог обратиться и найти там защиту. Сейчас люди практически без прав, начальник может заставлять работать и по 10 часов, и в выходные дни, и не оплачивать труд должным образом.

В больнице, к примеру, кроме главврача, были и коллегиальные органы управления, медицинский совет — его решения строго принимались к исполнению. На своих базах учили средний персонал, ежегодно проходили сестринские и фельдшерские конференции.

- Анатолий Николаевич, несколько вопросов к Вам, как к бывшему врачу-ЛОРу.

Расскажите, какие ЛОР-заболевания более распространены и с какими из них к Вам чаще всего обращались пациенты?

- Это тонзиллиты, воспаление небных и глоточных миндалин, простудные заболевания, ОРЗ. Уши часто у детей болели. Все острые респираторные инфекции, если их не лечить, дают осложнения на сердце, приводят к ревмокардиту. За время работы поначалу удалял миндалины, много аденоидов, доставал инородные тела...

- Какие симптомы ни в коем случае нельзя игнорировать?

- Сиплый голос. Если человек начинает сипеть, говорить нечисто, возможно, у него рак голосовых связок. Чем раньше его обнаружить, тем больше возможности вылечить без операции. За свою практику я выявил много случаев заболевания гортани. Операции очень уродующие, не все на них соглашаются. Человек потом остается немым.

- С точки зрения сурдолога, опасно ли то, что многие дети сейчас ходят в наушниках?

- Это нагрузка на слуховой аппарат, утомление нервных центров. Чем громче музыка в наушниках – тем хуже для слуха. Выше громкость – выше давление, выше передаваемая акустической волной энергия, выше износ органов слуха. К тому же существует утомляемость определенных частей внутреннего уха, которая изначально служит механизмом защиты человеческого слуха от действия громких звуков.

- Хотелось бы услышать простые советы, как не допустить развития ЛОР-заболеваний или снизить риск их осложнений.

- Это закаливание. Я, например, не знаю, что такое ангина, ни разу ей не болел. С детства пью холодное молоко и воду. Каждый день катался на лыжах, коньках до самой ночи. Мы с ребятами делали из мазутных тряпок и серы факелы, домой приходили копченые, зато катались со светом. Болел, как помню, только ветрянкой.

- Ваши пожелания в профессиональный праздник...

- Поздравляю всех медиков с праздником, особенно с кем пришлось работать. Здоровья, счастья, семейного благополучия и чтобы пациенты ценили и уважали вас.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

33