Меню
12+

ЧАСТВЭСТ.РФ

21.01.2022 10:20 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Убийство без тела?

К 300-летнему юбилею прокуратуры Российской Федерации. Из практики прошлых лет прокуратуры Частинского района

Среди правоохранителей бытует всем известная поговорка: нет тела – нет дела. То есть и убийства нет.

Но в моей практике за четверть века службы в прокуратуре случилось, однако, одно такое редкое дело – убийство без трупа.

Дело было в 2006 году. В зимнее время в начале года в Частых в сторожке одного нашего предпринимателя проживала бригада лесорубов. Большая часть лесорубов были люди приезжие – в основном из соседней Удмуртии. Но были и наши граждане, не нашедшие себе другой работы. В том числе и гражданин Л. из Ерзовки. Работал он, работал, да и пропал. Родители забеспокоились, подали заявление в милицию. При проверке лесорубы сообщили, что да, был с ними такой, но он же местный, выпил после работы и ушел домой. Морозы были сильные, метели – стояла настоящая уральская зима. 

К 300-летнему юбилею прокуратуры Российской Федерации. Из практики прошлых лет прокуратуры Частинского района

Среди правоохранителей бытует всем известная поговорка: нет тела – нет дела. То есть и убийства нет.

Но в моей практике за четверть века службы в прокуратуре случилось, однако, одно такое редкое дело – убийство без трупа.

Дело было в 2006 году. В зимнее время в начале года в Частых в сторожке одного нашего предпринимателя проживала бригада лесорубов. Большая часть лесорубов были люди приезжие – в основном из соседней Удмуртии. Но были и наши граждане, не нашедшие себе другой работы. В том числе и гражданин Л. из Ерзовки. Работал он, работал, да и пропал. Родители забеспокоились, подали заявление в милицию. При проверке лесорубы сообщили, что да, был с ними такой, но он же местный, выпил после работы и ушел домой. Морозы были сильные, метели – стояла настоящая уральская зима. В нетрезвом виде гражданин мог и замерзнуть по дороге в Ерзовку. Никаких следов пропавшего Л. при первой проверке найдено не было. И по ее результатам сотрудники милиции завели розыскное дело, а в возбуждении уголовного дела было отказано.

Но при повторном изучении этих материалов мне стало ясно, что проверка проведена некачественно. Поэтому, будучи заместителем прокурора района, я отменила вынесенные постановления и вместе с опергруппой в предпраздничный день 30 апреля отправилась для осмотра последнего места пребывания нашего «потеряшки».

В этот раз мы с оперативниками осматривали сторожку тщательно, буквально каждый сантиметр. И зафиксировали следы, похожие на кровь, на внутренней поверхности двери. Под половиком обнаружили лаз в подполье, а там – явные следы волочения по земле крупного предмета и тоже бурые следы. С экспертом-криминалистом взяли образцы, составили подробный протокол осмотра места происшествия. После наши опера установили и опросили всех членов бригады (а некоторые успели уже уехать обратно в Удмуртию, пришлось искать их там), и из допросов стало ясно, что никуда наш Л. не уходил, а его убили прямо тут, в этой самой сторожке.

Нашли и убийцу. Уроженец Удмуртии Н. сознался, что в ходе ссоры нанес ерзовцу удар ножом в грудь, в область сердца. Когда увидел, что тот мертв, испугался, сначала спрятал тело в подполье, а ночью, завернув труп в покрывало, унес на Каму и опустил в прорубь.

По результатам этой проверки мною было в тот же день возбуждено уголовное дело об убийстве. Но лед с реки еще не сошел, трупа нет. Надеялись, что он обнаружится после ледохода.

Время шло. Наступило лето, срок следствия заканчивался, да и все следственные действия уже были проведены. Вина Н. в совершении злодейства фактически установлена. А трупа-то нет! И тут наш тогдашний прокурор Третьяков М.В. принял решение под свою ответственность направлять дело в суд.

Дело поступило в Частинский районный суд и вскоре было назначено к рассмотрению. Мы в прокуратуре понимали, что если суд вернет дело на доследование – это еще не так плохо, но при отсутствии трупа обвиняемого вообще могут оправдать… В общем, переживали.

И тут мне опять «повезло». В один из жарких дней июля, в выходной, было мое дежурство. Звонят из милиции: в Каме обнаружен утопленник вблизи села Частые. Выехала вместе с опергруппой на берег Камы в районе бывшего «Гортопа». На другой стороне полуострова, в Согрешиловском заливе, купались взрослые и дети, было очень жарко и душно. Но тут, к счастью, подул юго-западный ветер от берега на реку. Тело уже подтащили к самому берегу, и запах стоял соответствующий. Доктор Лузин С.В., исполнявший тогда обязанности судмедэксперта, зашел в воду и, осмотрев рану на теле, назвал ее признаки и локализацию: она в точности совпадала с показаниями обвиняемого и свидетелей. Опознать тело было уже, конечно, трудно. Но по некоторым признакам (сохранившимся обрывкам одежды, наколкам, родимым пятнам) родственники все же опознали: да, это наш ерзовский «потеряшка» Л. Тело срочно отправили на экспертизу.

Я снова составила подробный протокол осмотра места происшествия и осмотра трупа. А уже через неделю принимала участие в рассмотрении этого дела в суде в качестве государственного обвинителя. И предъявила суду новые доказательства с ходатайством о приобщении их к материалам уголовного дела. Защита, конечно, была недовольна: адвокат рассчитывал на то, что поговорка «нет тела – нет дела» сыграет им на руку.

Поняв, что отвечать все-таки придется, подсудимый признал вину полностью.

Таким образом, гибель ерзовского парня не осталась безнаказанной, а известная поговорка на этот раз себя не оправдала.

Л. Строгонова

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

162